Dimzi dimzi
 
ИСКАТЬ:      Добавить новость

Главное

Комплексный оптимизм

9 пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ 2011 | 23:03

Оптимистический прогноз науки — это прогноз максимально быстрого и полного достижения цели, максимального эффекта научных исследований. Отсюда слово «оптимизм». Цели, поставленные перед наукой, настолько значительны, соответствующие сдвиги в науке настолько радикальны, что для современного прогноза нужно исходить из самых общих принципов познания, из гносеологических принципов. Отсюда и слово «философия».

Профессор Б. КУЗНЕЦОВ.

1. ПОЧЕМУ «РЕВОЛЮЦИЯ»:

Речь идет о современной научно-технической революции. Прежде чем ответить на вопрос, почему она должна быть названа революцией, нужно сказать несколько слов о прилагательном «научно-техническая». Смысл его вовсе не в одновременности радикальных сдвигов в производственной технике и радикальных сдвигов в науке. А в нераздельности тех и других. В этом отношении середина и вторая половина XX столетия — это время первой подлинной научно-технической революции. В XVIII веке техническая революция, опиравшаяся На классическую механику, произошла на столетие позже научной революции, положившей начало классической механике. В первой половине нашего века происходила революция в науке (теория относительности, квантовая механика, атомная и ядерная физика) и революция в технике (электрификация и все, что с ней связано). Но в процессе технической революции практическое воплощение получили не идеи Эйнштейна и Бора, а классическая электродинамика Максвелла и классическая наука в целом. Сейчас развитие атомной энергетики, квантовой электроники, молекулярной биологии — это конкретизация и модификация фундаментальных идей неклассической науки, продолжение и само содержание научной революции.

Здесь мы подходим к ответу на вопрос, поставленный в заголовке параграфа, «Почему «революция»?». Дж. Дж. Томсон говорил, что прикладная наука ведет к реформе, а фундаментальная наука—к революции. Она изменяет не применение, а содержание фундаментальных законов.

Отсюда экономический эффект современной научно-технической революции. Технический прогресс, состоящий во все более полном применении созданных наукой идеальных циклов и схем, способствует практически непрерывному росту производи, тельности общественного труда. Когда меняются сами циклы (в этом задача и результат науки), скорость технического прогресса, скорость роста производительности труда, сама растет и начинается практически непрерывное ускорение роста технико-экономических показателей. Решения XXIV съезда КПСС и содержание нового пятилетнего плана включают директивы о широком развитии фундаментальных исследо­ваний. Таким образом, фундаментальные открытия будут опорой ускорения темпа технического экономического и культурного прогресса страны.

Изменение устоявшихся представлений о природе воздействует на характер мышления людей, на логические, логико-математические и математические нормы мышления, на общественную психологию и на представления о путях познания, на гносеологические принципы. А последние, в свою очередь, влияют на темпы и направления научного прогресса, соответственно на темпы реализации целей, поставленных перед наукой.

2. COGNOSTIBIMUS!

Начало атомного века напоминает старую легенду о рыцаре, остановившемся перед надписью «направо поедешь… налево поедешь…» с противоположными прогнозами для двух вариантов выбора. На сей раз одна сторона надписи угрожает атомной войной и разрушением цивилизации, другая же обещает небывалый расцвет производства, науки и кулыуры. Угроза изложена в большом числе романов, рисующих выжженные просторы Земли, по которым бродят последние остатки ее населения, ожидающие своей очереди — неминуемой и быстрой гибели… Вторая сторона надписи содержит экономические кривые, технологические схемы, маршруты космических рейсов, физические формулы. Когда вглядываешься в эти компоненты оптимистического прогноза, видишь их наиболее важную и общую основу — убеждение в бесконечной мощи разума, в безграничной познаваемости мира, в том, что человечество будет идти по пути мира, демократии и прогресса.

Условие и фактор ускорения научного, технического, экономического и социального прогресса заложены в самом динамическом гносеологическом оптимизме — идее бесконечного, не наталкивающегося ни на какие абсолютные границы познания, преобразования, уточнения и конкретизации достоверных представлений о мире. Преобразования самих фундаментальных представлений.

В классической науке преобразование фундаментальных принципов было спорадическим, оно редко повторялось на глазах одного поколения, и выводы о бесконечном и ничем не ограниченном развитии науки могли быть сделаны только на очень высоком уровне абстракции.

Неклассическая наука развивается по-иному. В ней пересмотр фундаментальных принципов становится условием и составной частью непрерывного прогресса представлений о мире и преобразования всей цивилизации на основе новых представлений. Этот фундаментальный динамизм познания, где решающее значение дифференциальных критериев — скорости и ускорения науки,— заменивших иллюзию реализованного и завершенного гносеологического идеала, является, как мы постараемся показать, источником динамического воздействия неклассической науки на цивилизацию, основой социального и экономического оптимизма.

Динамизм неклассической науки не может быть реализован без изменения характера научных идеалов. В классической науке в качестве цели часто выступал идеал завершенного знания. Сейчас для науки идеалом служит бесконечное познание, бесконечно приближающееся к объективной истине. С современной точки зрения классическая иллюзия завершенного знания кажется пессимистической концепцией, негативной констатацией. Дальше объяснение не идет, дальше оно теряет смысл. Здесь мы сталкиваемся с весьма любопытной рокировкой понятий пессимизма и оптимизма.

Состоит она в следующем. Для догматического объяснения (скажем в более общей форме, для рассудка науки) источником оптимизма служит достижение окончательного объяснения или надежда на такое достижение. Для динамического объяснения (для разума науки) перспектива окончательного решения, где прекращаются вопросы «почему», где исчезает вопрошающая, беспокойная линия науки, будет пессимистической перспективой, пессимистическим прогнозом. Напротив, беспокойство, незавершенность, перспектива бесконечной серии новых вопросов — источник оптимизма.

Почему здесь уместны термины «рассудок» и «разум» науки? Традиционное разграничение рассудка и разума приписывает рассудку познание конечного, а разуму— бесконечного. Действительный прогресс науки невозможен без синтеза рассудочных законов, объясняющих данное явление, и разумной презумпции дальнейшего потенциально-бесконечного познания мира. В неклассическую эпоху вопрошающий, «разумный» аккомпанемент «рассудочной», успокаивающей, позитивной мелодии научного прогресса становится очень громким; но он не заглушает позитивной мелодии, а сливается с ней. Сейчас каждый частный ответ — одновременно и вопрос, адресованный ко всей цепи научных объяснений.

Когда-то Дюбуа Раймон в своей речи о границах познания выдвинул пессимистическую формулу: «Ignorabimus» («не узнаем!»). Сейчас лозунгом науки является: «Cognostibimus» («узнаем!»). Узнаем любую тайну природы и не остановимся на этом: впереди бесконечное поле познающего разума. Человек бесконечно приближается к неисчерпаемой истине, к бесконечной сложности бытия.

3. НАУКА, ОПТИМИЗМ, БЕССМЕРТИЕ

Оптимистическим настроениям и чувствам противостоят пессимистические тени смерти, смерти мира: достигая максимума энтропии, лишаясь температурных перепадов, природа приближается к «тепловой смерти». Смерти познания, исчерпания познания. И, наконец, личной смерти человека.

Отгоняет ли эту последнюю пессимистическую тень современная наука? Она избавила природу от неизбежности «тепловой смерти». Она исходит из неисчерпаемости познания, из бесконечной эволюции фундаментальных принципов. Но отгоняет ли она пессимистическую тень смерти самого человека?

Напомним противостоящую страху смерти формулу Эпикура. В письме к Менекию Эпикур говорит, что человек никогда не встречается со смертью: «Когда мы существуем, смерть еще не присутствует; а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем».

Почему эта логически безупречная формула не избавила людей от страха смерти?

Обратим внимание на ее негативный и статический характер. Все хорошее и дурное, говорит Эпикур, заключается в ощущении, а смерть — это отсутствие ощущений. В сущности, такая формула отнюдь не оптимистична, она только антипессимистична. Оптимистическое ощущение, которое может освободить человека от страха перед небытием,— это ощущение полноты бытия.

В философии Эпикура человек освобождается от страха перед будущим небытием. В своем локальном существовании он не должен думать о том, что кажется угрожающим локальному существованию. Он живет сейчас, живет в ограниченных временных пределах своего существования. Небытие не пугает его, потому что оно за пределами локального индивидуального существования: там, где смерть, там нас нет, там мы не существуем. Это «мы» и это «существуем» не распространяется на бесконечное будущее. Для античного философа одиночество в бесконечном пространстве и времени, вселявшее такой леденящий ужас в душу Паскаля, кажется прибежищем. Человек замыкается в «здесь», в пределах Земли, и в «теперь», охватывающем его краткую жизнь. Но это логическое опровержение страха смерти. По-видимому, оно уже в древности не реализовалось в психологии человека. Современники Эпикура, может быть, скорее чувствовали не столько освобождение от страха смерти, сколько переход этого страха в тихую, примиренную грусть, пронизывающую «Одиссею».

У Паскаля представление о бесконечном пространстве и бесконечном времени, мысленный выход за пределы локального существования превращает жизнь в мгновение; бесконечность превращает конечное существование в нуль, в ничто. В оптимистических концепциях Возрождения и Барокко бесконечность отнюдь не находится за пределами индивидуального локального и конечного существования, будущее настолько заполняет настоящее, в такой степени становится компонентой бытия человека, что он уже не может исключить себя из бу­дущего. Если содержанием человеческого бытия становятся познание и деятельность, обращенные в будущее, в бесконечность, то их содержание не прерывается смертью. Возникает новое понятие бессмертия: человек ощущает бесконечность деятельности и познания человечества как бессмертие своей личности.

Неклассическая наука означает не только возможность, но и необходимость непрерывного мышления о бесконечном познании мира и бесконечном воздействии на мир. Ощущение бессмертия — это ощущение неограниченности того, что человек делает, о чем он думает, что чувствует, к чему стремится. В неклассической науке и в вызванной ею научно-технической революции гносеологический оптимизм (он не только гносеологический, он включает перспективу безграничного преобразования мира) становится основой действительного преодоления наиболее мрачных и кажущихся наиболее фундаментальными и неизбежными призраков небытия.

Когда каждый локальный элемент, каждое «здесь-теперь» человеческой жизни заполнены выходом в нечто более широкое и принципиально безграничное, то это и реализует строки Фейербаха «Каждый миг ты выпиваешь чашу бессмертия, которая наполняется вновь, как кубок Оберона».

4. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПРОБЛЕМА СТАРОСТИ

Современная наука и связанный с ней характер труда и динамики производства наполняет «кубок Оберона» напитком бессмертия. Но не высыхает ли этот напиток, сохраняет ли его современная наука в процессе старения организма, сохраняется ли в старости активная, преобразующая функция человека? Меняется ли в условиях новой науки традиционное понятие старости?

Прежде всего меняются возрастные пределы старости — она начинается значительно позже. Далее, она почти полностью лишается своего традиционного определения, она перестает быть старостью в традиционном смысле — периодом непрерывной деградации. Связь такого изменения с современной наукой видна отчетливее, когда речь идет о ликвидации ряда болезней, сокращающих длительность жизни и работоспособности человека. И еще отчетливее — при анализе общего экономического эффекта науки, при определении научных основ происходящего уже и проектируемого далее подъема уровня потребления. Менее отчетлива связь современной науки с рационализацией и оздоровлением экологических условий. Сейчас на очереди негативная сторона проблемы, необходимость ограждения лесов, водоемов и воздуха от загрязнения. Но это только часть, начало радикальной рационализации экологической среды человека как условия увеличения длительности и заполненности его жизни.

Эти два определения — длительность и заполненность, экстенсивное и интенсивное увеличение человеческой жизни, характеризуют изменение характера и содержания труда. Применение неклассической науки означает переход труда к новым, все более общим и фундаментальным, динамическим, реконструирующим производство функциям. Подобная эволюция труда неотделима от эволюции науки, в которой все более фундаментальные принципы становятся пластичными, изменяющимися, зависящими от экспериментального и производственного опыта.

В таком преобразовании характера и содержания труда источник их специфического воздействия на «старость» в условиях научно-технической революции, воздействия, которое сочетается с прямым физиологическим и экологическим эффектом науки.

Слово «старость» поставлено в кавычки не потому, что она исчезает — этого не происходит,— а потому, что понятие старости и ее характер и роль радикально меняются. Естественным представляется распределение функций между сосуществующими и сотрудничающими поколениями, когда «отцы» хранят устаревший порядок, а «дети» — носители нового, того, что нарушает традицию. Конфликты «отцов» и «детей» обычно и выражали разрыв между двумя компонентами труда и познания — поддержанием традиции и ее преобразованием. Такой разрыв был основой и традиционализма старости и нигилизма молодости, Лонгин — один из мыслителей первых веков нашей эры,— анализируя «Илиаду» и «Одиссею», приписывал «Илиаду» с ее накалом страстей молодому Гомеру. А проникнутая тихой мыслью «Одиссея», по словам Лонгина, напоминает солнце, близкое к закату: оно сохраняет свои колоссальные размеры, но уже не пылает… Если взрыв конструктивной мысли ассоциируется с солнцем в зените, с юношеской страстью и темпераментом, а спокойная разработка нового принципа — с «Одиссеей», с солнцем на закате, то для современного научного творчества такая аналогия не подходит.

В производстве соответственно объединяется разработка технических принципов (когда-то можно было сказать: «спокойная разработка…») и революционное преобразование этих принципов.

В целом неклассическая наука и ее применение сближают те характерные черты творчества, которые ассоциировались с возрастными ступенями. Понятие «акмэ» (так греки называли высший расцвет творческих сил человека) меняется, это уже не пик графика, а вытянутая вдоль оси времени кривая. Она достигает максимума сравнительно рано и сохраняет максимальное значение до смерти или почти до смерти. Поэтому борьба за долголетие в смысле улучшения условий жизни (в частности, оздоровление экологической среды) и повышение эффективности медицины соответствуют требованиям современной науки и современного производства. Демографические опасения насчет увеличения процента стариков в составе населения и уменьшения трудового потенциала общества связаны с более чем наивным цифровым фетишизмом при определении возраста. На самом деле удлинение средней продолжительности жизни означает резкое уменьшение процента нетрудоспособных, резкое удлинение сроков максимальной творческой работоспособности.

Таким образом, геронтологический оптимизм тесно связан с гносеологическим, научно-техническим и экономическим оптимизмом.

Не следует, однако, думать, что геронто-логические задачи вытекают из экономических. Субъект труда, его интересы — цель, исходный пункт, определяющий планы реконструкции характера, орудий и объектов труда. Интересы человека — экстенсивное и интенсивное увеличение жизни, ее продление и ее максимальное заполнение активным преобразованием мира.

5. ПЛАН ГОЭЛРО И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОГНОЗЫ

Для нашего времени характерно представление об оптимизме не только как о некотором настроении, но и как о некоторой экономической и социальной категории, как о соответствии между целью, которую ставит перед собой человек, планом, который он наметил для своей деятельности, и объективным ходом событий, которые он предвидит в своем прогнозе. Такое соотношение между планом и прогнозом существовало уже при составлении плана электрификации. План ГОЭЛРО включал прогноз — представление о том, как в ближайшие 15— 20 лет будет развиваться наука и в особенности техника. То очень близкое нашему времени оптимистическое ощущение, которым пронизан план ГОЭЛРО, связано с констатацией: предвидимые объективные процессы делают поставленную перед страной цель достижимой. Цель состояла в том, чтобы возможно скорее ликвидировать раз­руху такими путями, которые ведут к построению крупной промышленности, способной реорганизовать и земледелие. Объективные процессы, которые констатировал прогноз, в целом складывались в последовательное, все более полное воплощение классической науки: классической электродинамики (высоковольтные передачи с растущим радиусом охватываемых сетями районов, механизация и автоматизация на основе электрического привода), классической термодинамики (высокие параметры), классической электрохимии (электроемкие производства).

Сейчас цель, которую ставят перед собой наука и производство, состоит в быстром и ускоряющемся подъеме уровня жизни всего населения страны, выражающемся в значительном увеличении жизни и работоспособности человека, как экстенсивном (возрастание средней продолжительности жизни при сохранении максимальной работоспособности), так и интенсивном (заполнение ее подлинно творческим трудом).

Эти цели науки и производства опираются на научно-технические прогнозы, которые в целом и в основном намечают не только все более полное практическое применение существующих идеальных физических схем, но и трансформацию этих схем. Названные схемы — неклассические: делечие тяжелых и синтез легких ядер, излучение в лазерах, радиационная генетика — все это процессы, которые могут быть поняты и воспроизведены лишь в рамках нового, неклассического представления о пространстве, времени, движении и веществе.

При некотором оптимальном распределении интеллектуальных и материальных средств и сил между отраслями, то есть при наиболее рациональной структуре вложений в науку, неклассические концепции приведут: 1) к уничтожению инфекционных и наследственных болезней и к управлению наследственностью, 2) к полной и комплексной автоматизации всех основных операций во всех основных отраслях производства, 3) к получению всех видов необходимых веществ из недефицитных, легко доступных (без длительных и дорогостоящих работ по разведке, освоению и т. д.) природных ресурсов, 4) к сбережению всех важных для хозяйства и для здоровья человека, а также ценных и в культурном и эстетическом отношении природных условий, 5) к возможности широких международных научно-технических мероприятии по совместному использованию сырьевых и энергетических ресурсов, улучшению климата и других экономических и экологических начинаний.

Для плана ГОЭЛРО характерно, что конкретная программа реконструкции и строительства станций и сетей воспринималась как начало комплексного, охватывающего все народное хозяйство, полного воплощения классической науки. Сейчас сдвиги, намеченные конкретными директивами для девятой пятилетки, представляются этапом комплексного использования неклассической науки. Подобно тому, как в плане ГОЭЛРО проектировались рассчитанные на 15—20 лет завершающие технические сдвиги (единая высоковольтная сеть европейской части страны, механизация на основе электропривода, применение электролиза и электротермии в промышленности, электрификация магистральных железных дорог, электрификация сельского хозяйства), сейчас завершающими вехами будут: 1) превращение атомной энергии (на быстрых нейтронах) в основную составляющую электроэнергетического баланса; 2) превращение электронных машин в магистральную основу сбора, обработки и передачи информации и полное преобразование управления и характера труда; 3) превращение квантовой электроники в основной метод технологии; 4) полное устранение промышленного загрязнения атмосферы, водоемов и растительности.

smikro.ru

Сообщить об ошибке



Комментарии:

[ нет комментариев ]

Добавить комментарий:

Имя:
Введите код:

Последние

  ФОТО ДНЯ
 
  ИНТЕРЕСНОЕ
 
  ПОСЛЕДНЕЕ ФОТО
 
  РЕКЛАМА
 
 
  Методологический портал  

    Условия перепечатки материалов: При перепечатке либо использовании материалов с сайта dimzi.com гиперссылка на сайт dimzi.com обязательна. Использование новостей допускается в количестве не более трех статей из опубликованных за сутки. Перепечатка материалов из раздела "Главное" допускается с разрешения администрации сайта. По всем вопросам пишите, пожалуйста, на почтовый ящик fiki@yandex.ru.

    Нашли ошибку - напишите, пожалуйста, на почтовый ящик fiki@yandex.ru.


Все права защищены © DIMZI 2007-2017 г.
Перепечатка материалов только с разрешения администрации